13 ноября 2011, 17:44 | Культура | Ярослав Тимофеев Юрий Любимов перекроит «Князя Игоря»

«Известия» выяснили подробности первой постановки Любимова в Большом театре

Юрий Любимов и Владимир Мартынов (справа), фото: ИТАР-ТАСС/Валентин Кузьмин

Большой театр готовится к очередному всплеску эмоций со стороны консервативной публики. Освоившись с модернизмом в режиссуре и сценографии, главный театр страны сдаст авангардистам святую святых — нотный текст русского классика. Композиторы Павел Карманов и Владимир Мартынов создадут абсолютно новую музыкальную редакцию «Князя Игоря».
В начале октября гендиректор Большого Анатолий Иксанов сообщил «Известиям», что премьера намечена на декабрь 2012 года. «Я давно мечтал вернуть на сцену Большого театра оперу «Князя Игоря». Лучшего режиссера, чем Юрий Любимов, для этого трудно себе представить», — добавил Иксанов.
Юрий Петрович видел в роли своего музыкального редактора Владимира Мартынова. 3 ноября на Волковском фестивале в Ярославле Любимов сообщил «Известиям»: «Если где-то в опере будут купюры и перестановки, мне напишет музыку мой постоянный соавтор композитор Владимир Мартынов. Синайский сводить оркестровку не будет, он отказался».
Однако Мартынов сосватал на эту работу 41-летнего композитора-минималиста Павла Карманова. За собой он оставил роль медиатора и музыкального советника, пояснив, что будет нести ответственность за новую редакцию. Юрий Петрович, всецело доверяющий Мартынову, заявил, что откажется от проекта, если под ним не будет стоять его подпись.
Как рассказал «Известиям» сам Владимир Мартынов, он не смог полностью принять предложение Любимова по эстетическим соображениям: «Моя Россия — это Россия до XVII века. Знаменный распев и древнерусское богослужение. То, что делали русские композиторы в XIX веке, при всем уважении, — это вампука. Именно опера XIX века закрывает людям вход в ту Россию, которая представляется мне настоящей». 
Юрий Петрович, хоть и придерживается других взглядов, о музыке Бородина тоже отзывается нелестно: «Мне предстоит большая сложная работа, так как опера Бородина рыхлая, музыка — средняя. Недаром к ней прикладывали руку, выправляли, сокращали и Римский-Корсаков, и Глазунов. Лучшее, что там есть — это половецкие пляски». 
Но заканчивать оперу половецкими плясками, как это сделали в недавней постановке «Князя Игоря» в Екатеринбурге, Любимов не собирается, поскольку это «все-таки не главная тема».
Павел Карманов сразу согласился участвовать в проекте. Ему предстоит сделать в партитуре перестановки, купюры и добавления. Любимову не хватает, в частности, батальных сцен, которые будут «наращивать» из неоперной музыки Бородина. Также предполагаются отдельные вставки музыки самого Карманова. Увертюра, написанная Александром Глазуновым, представляется Любимову слишком длинной и будет сокращена.
Как сказал Мартынов, «Юрий Петрович режет не только оперы, он вообще все режет. И Шекспира, и «Кольцо Нибелунгов». Так что наша задача будет отчасти в том, чтобы защищать Бородина».
На этой неделе состоялась встреча à trois, на которой два композитора и режиссер впервые обсудили концепцию постановки и программу дальнейших действий. После долгих колебаний решено было взять за основу партитуру в редакции музыковеда Павла Ламма.
Любимов видит «Князя Игоря» как статичную, монументальную фреску. Все бытовизмы и «случайные черты» будут максимально затерты. Перед зрителем должна предстать музыкальная «икона с клеймами», по выражению Юрия Петровича. В этой же эстетике была выдержана любимовская постановка «Бориса Годунова» в La Scala в 1979 году.
В настоящее время соавторы новой редакции обсуждают финансовые вопросы с дирекцией Большого театра.

Читайте далее: http://www.izvestia.ru/news/506659#ixzz1poaVfVLD

Thursday, March 22, 2012