Музыкальные диалоги в зеленых тонах лета. КоммерсантЪ / Пятница 31 мая 1996 Петр Поспелов

Завершается фестиваль "Диалог"
Подошел к концу Московский международный фестиваль "Диалог", организованный Московской консерваторией. Сегодня в Большом зале дирижер Владимир Понькин дает заключительный концерт, в котором прозвучит музыка Шуберта и Чайковского. В диалог между культурами прошлого вступит и искусство сегодняшнего дня: чилийский альтист Роберто Диас исполнит Концерт для альта с оркестром Эдисона Денисова.

Признанный метр современной музыки был одним из тех, кто обеспечил искомому диалогу качественный перевод: в частности, по его рекомендации на фестивале появилось Парижское струнное трио, оставившее самые лучшие впечатления у заинтересованной публики. В репертуаре французов были Бетховен и Шенберг, Альбер Руссель и сам Денисов, представленный своим опусом почти тридцатилетней давности. Но если французская и русская культура, таким образом, предстали давними собеседниками, то другие диалоги подчас возникали прямо на фестивале -- что и может служить характеристикой его удачи. Как мы уже писали, ансамбль старинной музыки "Венская академия" объединился с подобным ансамблем молодых музыкантов Московской консерватории, чтобы сыграть Баха. Вначале, как нам стало известно, руководителя венцев Мартина Хазельбека пришлось уговаривать на этот союз -- теперь же он сам полон планов продолжать сотрудничество (с той оговоркой, что духовики все же будут австрийские). Подобные ситуации более естественны для фестивалей джаза или импровизационной музыки, но не для сцен, где звучит Шуберт. Тем не менее давний воспитанник консерватории и лауреат конкурса Чайковского пианист Данг Тхай Шон нашел новых партнеров непосредственно в Москве, чтобы отметить наступление лета чудесным квинтетом "Форель".

Совместное выступление Ивана Монигетти и Владимира Мищука теперь уже можно расценивать как диалог между Швейцарией и Россией. Но, радуясь международному взаимопониманию, заметим, что с внутрироссийским проблемы как раз остаются. Мало кто знал в Москве санкт-петербургский ансамбль Musica Petropolitana; те же, кто услышал его на фестивале "Диалог", склонен начинать свой список впечатлений именно с этого концерта. Играющий, как и "Венская академия", музыку барокко, петербургский ансамбль отличается в традиционно русскую сторону: в нем больше цветут индивидуальности. По части же виртуозного мастерства любой участник ансамбля может поспорить с именитыми венцами. Возможно, Musica Petropolitana, хорошо известная фестивальным агентам в Европе, таится от отечественных любителей старинной музыки по весьма прозаической причине -- не играет бесплатно.

Красной строкой прошло через многие программы фестиваля имя Назара Кожухаря. Молодой скрипач, в недавнем прошлом протеже Алексея Любимова и Наталии Гутман, он теперь легко вписывается в самые опытные компании и самый широкий репертуар, но в той же степени дорожит ролью лидера, объединяющего энтузиастов на поприще новой музыки: будь то малоизвестная старая или абсолютно свежая. Корреспондент убедился в этом воочию, побывав на концерте русской музыки XX века в Рахманиновском зале консерватории, где Кожухарь начал с новатора первой половины века Николая Рославца и закончил минималистом наших дней Павлом Кармановым. Путь этот можно условно определить как "историю новой простоты в России". Ансамблевое сочинение Карманова "...ariations" на текущий момент является последним пунктом на этом пути: еще не успел остыть его компьютер, поломавшийся в момент вывода партий на принтер. Цивилизованный подход композитора к процессу сочинения вполне гармонирует с его эстетической ориентацией на постиндустриальные образцы американского минимализма. Приправив их тембрами (струнные, блок-флейта, гобой, клавесин) и интонациями барочной музыки, автор счастливо удержался от культурологических рефлексий. Музыке уютно и хорошо в себе самой: она пластична, доступна неискушенному восприятию, действует свежо и оздоровляюще, как зеленый цвет маек, в которые композитор обязал облачиться своих музыкантов. Сложнее обстояло дело со Скрипичной сонатой Дениса Савельева: как ни приятно было слушать современную музыку, написанную откровенно бетховенским языком, неяркое сочинение не спасли ни сопутствующие музыке декларации математичности метода сочинения, ни исполнение. Скажем прямо, широта вкусов и артистический темперамент не уберегли Назара Кожухаря от заметных сбоев по части интонации и технической отделки -- особенно не повезло пьесе Арво Пярта Fratres, которая никак пока не дается нашим музыкантам. В итоге лучшим номером концерта осталась Первая соната Прокофьева, сыгранная скрипачом и его партнером, пианистом Юрием Мартыновым отменно -- по агогике, акцентам и перепадам чувств.

Подводя итоги, скажем, что фестиваль "Диалог" смог найти некую середину между концептуальной расплывчатостью (не позволяющую считать фестивалями, скажем, такие образования, как "Русская зима") и узкой специализированностью, между внемузыкальной шумихой, нередко сопровождающей концерты звезд, и унылой незамеченностью. Это качество счастливой неопределенности, которое можно поставить фестивалю Московской консерватории в упрек, вероятно, и позволит ему примирить свои надежды с реальностью и стать ежегодным событием московской музыкальной весны.

Thursday, March 22, 2012