Ведомости / Четверг 25 марта 2004 Петр Поспелов Английский барин и свой парень

Майкл Найман отпраздновал юбилей вместе с Павлом Кармановым
Группа молодых музыкантов провела в Доме музыки на Красных Холмах концерт в честь Майкла Наймана по случаю его 60-летия. Программа называлась "Минимализм. Англия - Россия", и Найман был не единственным ее героем. Наряду с британским минималистом был основательно представлен его русский сподвижник - молодой композитор Павел Карманов.

На музыкальную арену выходят тридцатилетние. Прекрасно выученные, с ворохом лауреатских званий, они ищут себя не только в классике. Пришло время нового репертуара, и он постепенно формируется. Все больше звучит редкая старинная музыка в аутентичном исполнении. Осваивается и современный репертуар. Он разный. Есть сложный авангард, который остается достоянием узкого круга исполнителей и слушателей. Гораздо больше шансов у так называемого минимализма, музыки более доходчивой, моторной - эдакого гибрида неоклассики и популярных форм.

В этом направлении особенно успешно российскими музыкантами осваивается Майкл Найман. В прошлом году независимый "Маленький мировой театр" сыграл его оперу "Человек, который принял свою жену за шляпу" - сам композитор приезжал и остался доволен, а теперь этот спектакль попал в конкурсную афишу фестиваля "Золотая маска". С Найманом проще, чем, скажем, со Стивом Райхом и Филипом Глассом, - не только потому, что его имя на слуху благодаря фильмам Гринуэя, и не только потому, что Британский совет поддерживает исполнение его музыки в России. А и потому, что большинство его концертных сочинений написано для классических инструментов и, таким образом, обращено лицом к музыкантам с академической подготовкой.

Артдиректор проекта, 33-летний альтист Михаил Березницкий, включил в программу два струнных квартета Наймана и его трехчастную композицию On the Fiddle ( "На скрипке", или, если знать воровские подтексты, "На стреме"). В этой пьесе узнается тема из фильма Гринуэя "Z00". Корни же квартетов тянутся с востока. Печальный и до оскомины тягучий Третий квартет (1990) стал откликом на землетрясение в Армении и революцию в Румынии. Результат хитроумного скрещивания армянских и румынских источников, квартет порой звучит как хоровая музыка, предназначенная для инструментов. Столь же благородный европейский саунд отличает и Второй квартет (1988) , напротив бодрый и танцевальный, в основу которого легли ритмы танцев Южной Индии.

Ответом на три сочинения Майкла Наймана стали четыре опуса 34-летнего Павла Карманова. Michael Music, специальное подношение юбиляру, показалось лишь коротким вступлением к крупному, еще не написанному сочинению. Остальные произведения Карманова исполнялись уже не впервые, а "Форельный квинтет" (1998, с названием, прямиком заимствованным у Шуберта) стал почти репертуарным опусом. Часть этого произведения - лаконичный видеофильм режиссера Андрея Клименко, с драматизмом и состраданием показывающий рыбью судьбу, с закономерным финалом на сковороде. Но музыка еще важнее - в ней чувствуется неумолимый ход вещей, драйв и скрытая нежность.

Попав в один концерт с лидером британского минимализма, Павел Карманов подверг себя риску: его могли бы счесть подражателем, а его музыку - локальным вариантом влиятельного европейского стиля. Однако этого не произошло. Хотя в музыке Карманова сплошь и рядом встречаются типичные для всего минимализма ритмы и гармонии, молодой русский композитор отвечает за иное содержание. Ему не близки ни идеалы мировой деревни, ни страстная любовь к афро-азиатским истинам, ни политическая левизна. Содержание его музыки - он сам, его собственная душа и лирический мир. За внешней бойкостью и объективной спортивностью его фактур они только скрываются. Не случайно многие опусы Карманова на голубом глазу посвящены самому Карманову - к примеру, "Подарок самому себе на День рождения" (1993) ; такое трио (особенно в первой половине) мог написать только композитор с тонким гармоническим мышлением. Или "Второй снег на стадионе" (2003) - концертная пьеса для альта и фортепиано, напротив, не стесняющаяся откровенной банальности. Она тоже имеет видеоряд, в котором проходят незатейливые картины детства самого композитора и его маленькой дочери. Если отбросить процент нарциссизма, можно почувствовать правдивый мир - обыкновенный мир современного человека, переходящего из молодости в зрелость.

Наверное, и поэтому Карманов для его сверстников-исполнителей - "свой" композитор. В большей степени, чем Майкл Найман. Однако благодарны исполнителям должны быть оба автора. Оба, кстати, предпочитают исполнение своей музыки со звукоусилением. А это как раз проблема для непривычных академических музыкантов. Однако трудности взаимослышания удалось постепенно победить. Скрипачи Александр Тростянский и Марина Катаржнова, альтист Михаил Березницкий и виолончелист Денис Шаповалов играли увлеченно, достойно проявив себя и соло, и в ансамбле. А их старший товарищ - выдающийся пианист Алексей Любимов оказал честь молодежи своим участием в концерте и филигранной игрой.

Thursday, March 22, 2012